10

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
В рамках последних событий я, как и все уважающие себя женщины, хожу с прической странной формы, слишком длинными ногтями и густыми бровями. Всякий раз проходя мимо зеркала, я стараюсь сразу отвести взгляд, но иногда это не удается, и доводится увидеть свое отражение – то еще зрелище, доложу я вам. Победив на кухне при помощи зубной щетки слишком уж отросшую у корней седину, которая портила мне настроение, я отправилась в ванную мыть голову. Регулируя воду, поймала себя на мысли, что веду внутренний диалог: «Так не горячо?» — «Нет-нет, нормально, я не люблю прохладную воду».

 

По поводу челки тоже что-то нужно было предпринимать, она доставала уже до подбородка, и я попросила маму ее мне постричь.

 

Вообще мама очень опытный парикмахер, она уже много лет стрижет папу, если он не успевает сбежать или когда вопрос ставится ребром: парикмахерская или новые снасти для рыбалки. Но мастерство у нее, как бы это сказать, по вдохновению. Иногда она стрижет папу и весело смеется. Папа в таких случаях начинает слегка тревожиться, пытается увидеть себя в зеркале и спрашивает, что такого смешного она там постригла, на что мама объясняет, что она так сильно старалась подровнять левую сторону под правую, что левая сторона закончилась. А еще мама очень практичный человек. Как-то папа привез ей из Москвы дорогую итальянскую краску. На ее короткую стрижку хватило половины упаковки, но развести половину не позволяла конструкция, пришлось использовать всю. А поскольку выбрасывать такую дорогую краску у мамы рука не поднялась, то она и папу тоже ею покрасила, под орех. Ходили красивые оба, как два итальянских ореха.

 

Теперь настала очередь папы весело смеяться при каждом взгляде на маму. Ее короткая стрижка отросла, и теперь он называет ее Домовенок Кузя, уверяя, что именно на этого персонажа она похожа больше всего. Справиться со всем объемом она не может, но челку она себе постригла, чтобы не лезла в глаза. Когда мама спустилась с ножницами и приготовилась оказать мне аналогичную услугу, я рассмотрела ее челку, вернее, фрагменты таковой на разной высоте лба, и предложила ей щедрые чаевые, если мой результат будет удачным. Мама обрадовалась и спросила, значит ли это, что ей теперь будут платить, или ее просто напоят чаем, и мы приступили к стрижке.

 

— А как тебе вообще челку стричь? – спросила мама. – Ровно?
Я объяснила, что вообще-то у меня она косая и показала примерное направление.
— Косая – это очень хорошо, — искренне обрадовалась мама. – Косые я умею. А вот себе я ровную пыталась, вышло не очень. А ее надо мочить или нет?
Этот вопрос мы для себя не решили и намочили слегка.

 

Пока мама щелкала ножницами перед моим лицом, я ей нервно напоминала, что челки имеют свойство подпрыгивать вверх, и в том месте лба, где она сейчас стрижет, за всю мою жизнь точно не было ни одного парикмахера, они всегда стригли значительно ниже. Мама рассудительно сказала, что она же стрижет наискосок, стало быть должна начать повыше.

 

Потом она пожалела об отсутствии филировочных ножниц и проредила ее обычными. Осмотрев результат, она сказала: — Ну вообще я тебя с запасом стригу. На вырост. Когда ты еще в парикмахерскую попадешь. А так ничего мешать не будет.

 

Потом подровняла еще немножко и задумчиво сказала:
— И вообще, карантин продлят же, скорее всего. И тебя еще долго никто не увидит. И к тому же, ее же надо еще помыть и распушить, и она будет как раз нормальной.
Последнее она договаривала уже, энергично собрав инструменты и быстренько удаляясь к себе, пока я не успела дойти до зеркала.

 

Вот думаю, заняться завтра бровями или ну его, подождать конца апокалипсиса…
Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *