18

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK
Моя сестра говорит, что у нее в доме всегда кто-то спит, а у нас наоборот, всегда кто-то не спит. Я больше скажу, тот, кто всегда не спит – это я, потому что у нас всегда что-то происходит. Мы вчера обсуждали с детьми, кто какую хочет суперсилу, и я им честно сказала, что я не хочу ни суперсилу летать, ни суперсилу бегать как Флэш. Я хочу суперсилу заснуть вечером и проснуться утром. Но она мне так же недоступна, как летать или бегать как Флэш…

 

Вот, например, вчера вечером. После работы я поехала забрать сестру с детьми и заехать в строительный гипермаркет. Кира и строительный гипермаркет – это абцаз строительному гипермаркету, товарищи. Она покачалась на всех садовых качелях, вытянула нижнюю подушечку из высокой стопки подушечек, опрокинула декоративную вазу с цветами, стащила антимоскитную лампу и попыталась воспользоваться газонокосилкой, после чего поднырнула под низ садового павильона, перемахнула через кованую решетку и враз оказалась на соседнем ряду, недоступному нам без оббегания половины зала, и очень быстро стала шкодить там, пока до нее не добрались и не пресекли. «Стой где стоишь», — рявкнула я страшным голосом. Молодая пара со спящим ребенком, которых я не заметила, укоризненно зашипели на меня в два голоса. Но пресечь Киру было жизненно важным вопросом, поэтому я грозно требовала, чтобы она стояла на месте, пока ее мама совершала спринтерский забег по ряду, чтобы добраться до нее в соседний отдел.

 

Утомившись, Кира заснула в машине, а я, утомившись, совершенно забыла, что мне нужно заехать в аптеку себе и в супермаркет за кошачей едой и поехала прямо домой. В результате пришлось все-таки ехать в аптеку и супермаркет позже, и окончательно вернулась домой я только к половине одиннадцатого и ввиду позднего времени решила не ужинать. Дочь крепко спала, она уснула очень рано, сестра мыла и укладывала детей, и к одиннадцати наступила тишина. Потом в половине двенадцатого несколько раз стукнула дверь в сад – кто-то вышел подышать свежим воздухом. Потом в полночь кто-то тихо прокрался в холодильник, чем-то пошелестел и быстро удалился. К часу ночи я наконец начала засыпать. Через полчаса я поняла, что заснуть не получается, потому что все-таки хочется что-то съесть. На этот случай в апокалиптическом шкафчике у меня всегда есть баночка зеленого горошка. Я прокралась в шкафчик, вытащила банку и ловко ее вскрыла. Оказалось, что я в темноте перепутала и случайно открыла фасоль, которая для позднего ужина представилась мне неподходящей.

 

Тогда я снова прокралась в шкафчик и нашла горошек. Его не получилось открыть так же ловко, и я сменила два консервных ключа и здорово порезала палец. Из него пошла кровь, которую мне никак не удавалось остановить, и я накапала на пол, который пришлось вытирать. От обиды мне перехотелось горошка, и я поставила его в холодильник и поплелась в спальню с замотанным салфетками пальцем, чтобы попытаться заснуть. Где-то в третьем часу удалось, но во двор кто-то зашел и чем-то стукнул. Я подумала, что надо бы вооружиться и выйти проверить, но махнула рукой и погрузилась в тревожное забытье.

 

Около четырех утра я проснулась от того, что меня тревожно окликнула дочь. Она сообщила, что в кухне очень сильно шумит и на полу много воды. Оказывается, она к четырем утра выспалась и пошла на кухню пить кофе, где и обнаружила катастрофу. Я ласково спросила ее, за каким же она с этим волнительным вопросом бежит к маме, а не к папе, и когда я уже научу ее, что во всех волнительных случаях надо сначала обращаться к мужчинам, послала ее будить папу и побежала в кухню. Там действительно прорвала труба, и на нашем многострадальном ламинате, который мы не успели еще поменять после пожара и потопа, уже стояла по косточку вода. Папа перекрыл воду и стал задумчиво смотреть на трубу, а дочь начала делать себе кофе. Я нашипела на обоих, чтобы собирали воду, и пошла в беседку за тряпками.

 

В беседке неожиданно обнаружился крепко спящий там старший ребенок. Оказывается, он мне написал в вайбер сообщение, чтобы мы оставили открытую входную дверь, потому что он без ключей, я его, конечно, не увидела, поэтому он, наткнувшись на непреодолимое препятствие, решил, что огребет по шее, если кого-нибудь разбудит, и пошел спать в беседку. Я на него наорала за безключей и за не купленный котячий корм, немало его удивив разносом в такое неподходящее время, сунула ему тряпки и потребовала, чтобы он принял участие в аврале.

 

В кухне благоухал кофе и пятьдесят процентов личного состава собирал и отжимал воду, а остальные кейфовали. Нашипела, отобрала кофе, сунула тряпку. Количество участников спасательных работ возросло таким образом в три раза, и я направилась в спальню, так как раненый палец не позволял непосредственно принять участие в процессе. В пять утра я наконец заснула.

 

В шесть утра кто-то встал и заботливо вынес мусор на улицу, хотя машина приезжает не раньше девяти-десяти, при этом трижды хлопнув дверью в сад. Нечетное количество имело значение, потому что она в итоге осталась открытой.

 

В половине седьмого проснулись племянники и потопали на второй этаж к бабушке и дедушке завтракать. Дверь они оставили открытой, оттуда потянуло запахом какао и блинов, слышались веселые голоса и бой настенных и напольных часов, которые хранятся там во множестве и каждые полчаса для моего удобства отмечают статус моей бессонницы. Через некоторое время дверь захлопнулась от сильного сквозняка, при этом из нее едва не вылетели стекла, а дом содрогнулся.

 

Через десять минут пришел племянник, не удержал тяжелую дверь и она снова издала страшный грохот. Я вылетела в коридор как фурия, волосы извивались и шипели, из ноздрей валил дым. «Тетя Лена, я не специально!» — испугался ребенок. Я как могла ласково попросила ее придерживать и пошла на кухню попить водички. Там завтракала дочь. Я нашипела, какого черта ей не спится, с изумлением услышала, что она после ликвидации потопа пошла гулять на рассвете и нагуляла аппетит, после чего я предупредила ее, что спать полдня не дам и разбужу в девять утра.

 

В восемь встал наш папа и пришел ко мне посоветоваться насчет трубы. Боюсь, я не слишком вежливо отправила его советоваться к дедушке. Он поставил чайник, который через короткое время весело засвистел, и отправился к папе советоваться. Они спустились, и вскоре перекрикивались через весь двор под моим окном в поисках нужных разводных ключей. Зажужжали ворота – кто-то выезжал в строительный магазин за нужными шлангами и трубами. Весело свистел чайник.

 

Когда воцарилась тишина, я услышала, что у меня под окном жалобно мяукает котенок. Воображение нарисовала всякие ужасы, и я ринулась спасать бедное животное. Оказалось, это Сибилла, маленькое чадо старшего ребенка, стоит в клумбе и жалуется, что только что тут было много людей, все бегали и кричали, она кидалась на все ноги, пробегающие мимо, изображала тигра и отлично проводила время, а сейчас все ушли, и ей скучно. Я чертыхнулась, занесла ее в дом, покормила и ушла в спальню.

 

Когда я задремала, вернулась машина и начались ремонтные работы. Теперь Сибилла мяукала в коридоре. Я встала, занесла ее в комнату старшего ребенка, поставила ему на спину и нашипела на него, чтобы он сам кормил, воспитывал и утешал всю живность, которую считает нужным завести в доме, и пошла, пошатываясь, в спальню в последней попытке заснуть.

 

Как только я задремала, без двадцати девять пришла дочь. Она просто хотела сказать мне, что не надо будить ее в девять, потому что она поставит будильник и проснется сама.

 

В общем, на этом я прекратила нелепые и бессмысленные попытки закрыть глаза и отключить сознание больше чем на десять минут, полежала еще немного, встала и побрела готовить завтрак, спросонок наступив в коридоре на старшую кошку, которая разлеглась в очень неподходящем месте. Обычно я называю кошку кошкой, даже когда на нее наступаю (ну если честно, чаще «дура серая»), но на фоне всех событий я назвала ее еще более резко, оскорбив, видимо, ее котячие чувства, так что она подняла хвост трубой и удалилась. Я наконец открыла глаза и сфокусировала взгляд. По коридору мимо меня молча прошествовал батюшка в полном облачении, как есть в подризнике, епитрахили и прочей камилавке, укоризненно на меня посмотрел, молча перекрестил и вышел через парадную дверь, аккуратно прикрыв ее за собой.

 

Я целые полчаса задумчиво пила кофе и размышляла о вреде недосыпа для организма и сопутствующих ему зрительных расстройствах, когда пришел папа и благодушно спросил: «А что это у нас священник делает в доме с утра пораньше? Вышел от бабушки, молча прошел мимо нас и ушел на первый этаж куда-то». Оказывается, это бабушка, сидя в карантине и опасаясь ходить в церковь, пригласила духовника, и часть утренних хлопаний и хождений около семи утра относилась к тому, что она дежурила, сидя на стульчике у калитки, чтобы открыть ему дверь и провести в свою комнату.

 

Я допила кофе и поехала на работу. На работе у меня есть диван, плед и даже простынь и подушечка.
Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *