19

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Дихотомия лежит в основе жизни. Инь и янь, жизнь и смерть, созерцание и действие, Восток и Запад, душ и ванна. О последнем подробнее.
 

Все люди на свете делятся на приверженцев душа и ванны. Понятно, что обстоятельства порой вынуждают нас изменить привычкам, и адепт душа вынужден пользоваться ванной, обливая организм, чертыхаясь и разбрызгивая воду, а любитель ванны стоять в душе и страдать от коварных и норовливых струй, мечтая о покое неподвижной воды, омывающей тело в тишине полной релаксации.

 

Я второе. Семья хорошо знает, что ванна – мое время суток, проводимое в тишине, медитации, размышлении о дне сегодняшнем и завтрашнем, прошлом и будущем.

 

Наверное, все мы выросли все-таки из детства, и ванна была когда-то для меня удовольствием сперва на двоих с сестрой (к счастью, она любила и умела нырять, иначе орудие удовольствия стало бы орудием преступления), потом удовольствием самодостаточным. Нас баловали, хоть и не каждый день, – и не то что позволяли, а даже иногда и приносили в ванну деликатесы. Тарелка жареной картошки с хрустящей корочкой, украшенной кружочками подсоленного огурца и кружочками сервелата… вкуснее ужина в ванне не было ничего. Мы выросли из детства – и хоть для моих детей сервелат и огурец никогда не были вершиной гастрономических свершений нашей галактики, я делала бутерброды, относила в ванну, и о какими вкусными для них вдруг оказывались эти бутерброды…

 

Ванна для меня несовместима в одном помещении с унитазом. Не хочу обидеть унитаз – но зажечь лавандовые свечи, выложить на блюдце несколько стебельков сельдерея и ломтик хамона, поставить бокал белого вина, добавить в воду душистую пену, намылиться шоколадно-ванильным гелем для душа, приготовиться временно испытать пробный вариант рая – и вылететь оттуда, чтобы пустить кого-то в туалет… ну и потом вернуться – не, это не вариант, вот вообще никак.

 

Я к чему. Никто меня никогда не беспокоит, когда я удаляюсь в ванную. Чтобы побеспокоить меня в ванной, нужны более чем веские основания. Удаляясь сегодня, я оставила четкие инструкции: когда сработает таймер на духовке, надо выключить запекающуюся там скумбрию и поставить таймер еще на десять минут; когда сработает, выключить на плите куриные колбаски; и потом не пропустить таймер на мультиварке, где тушится рис с овощами (а потом ничего из этого не есть, потому что это на завтра, а если сегодня хочется еды, то есть салат из овощей и творог со сметаной, и вообще не есть колбаски без гарнира, иначе они сразу закончатся, но это другая история).

 

Вскоре ко мне пришла дочь, которая устроила под дверью демонстрацию протеста. «Моему возмущению нет предела, — возопила она. – Сексизм, эйджизм, классовая дискриминация!»

 

Ну послушай, попробовала урезонить я ее. Не стоит подходить с современными мерками к давним событиям. Прими их как данность, они лежат в основе нашей культуры более чем полностью, и ты просто должна знать канву событий и основные сюжеты и имена, чтобы понимать картины, книги, оперы, балеты, аллюзии в речи и афоризмы — и ходить по Лувру не только в поисках буфета (на данный момент она в поисках буфета обошла Лувр, Прадо и еще десяток крупных мировых галерей).

 

«Но это же мрак сплошной на каждой странице!» — возмущалась она, сидя под дверью моей ванной комнаты.

 

«Зевс – это вообще ведь уголовник-рецидивист! Сплошные насильственные действия в отношении женщин, которые явно выразили свое несогласие. Леда не просила проливаться на нее золотым дождем! Европа не просила уносить ее быком черт знает куда! А Аид? Я его считала приличным типом, он мне даже нравился в прошлых мифах, но как он поступил с Персефоной? Подсунуть ей гранатовые зернышки и утащить к себе и насильно жениться – это ж как наркотики в клубе подбросить?!»

 

Ребенок решила перечитать греческую мифологию, потому что призабыла греческих богов. Она читала ее раньше много раз, начиная с шести лет, потому что я настаиваю на знании всех основных мировых мифологий и библейских сюжетов, хотя бы в общих чертах, но память на богов и сюжеты у нее просто скверная. Я рассказываю ей, что прочитала мифы в детстве и запомнила с первого раза, они меня зачаровывали. Что мне здорово помогло потом – когда надо было их сдавать Ирине Викторовне. Тут ребенок уважительно замолчала и сказала, что она надеется никогда в жизни не сдавать мифы Ирине Викторовне, потому что это куда страшнее Зевса с Аидом…

 

Еще раза четыре она приходила ко мне под дверь с новыми возмущениями, где отличились и Нарцисс, и Артемида, и Эврисфей, и многие другие боги и герои. Разочарованию ее не было предела. Особенно подвела ее Гера.

 

«Нет, это безобразие! – бушевала ребенок. – Таки ж девчонки тоже подкачали! Гера завидовала всем и пыталась всех рассовать по замужам, как Лариса Гузеева! Завидуешь – завидуй молча! Не досталось природной красоты – ну так есть же природные мозги, что ж ты ведешь себя как непонятно что, сплошная дискриминация идей феминизма и равенства! Афродита – мягко говоря, легкомысленная! Артемида – злая, Афина – умная такая, но дура, что вытворяет!»

 

«Что за мифы и легенды Древней Греции, сплошной минус нервных клеток на каждом мифе», — резюмировала ребенок. Ты точно уверена, что мне необходимо понимание вот этих странных баек в двадцать первом веке? И радоваться основанному на них искусству? Может, ты вспомнишь, что мы в двадцать первом, и эти все зевсы, посейдоны и персефоны с эврисфеями безнадежно устарели, и надо потихоньку начинать их забывать вместе с их безнадежно неэтичными и аморальными подвигами?.. Родить сына, только чтобы он совершал ради тебя подвиги? Родить дочь, только чтобы она красиво стояла в ракушке? Где уважение к личности? Где безусловная любовь к детям?..»

 

Я всегда находила, что сказать в такой ситуации. Нашла и в этой. Но глубоко задумалась.

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *