Ну теперь точно я видела все. Часть 2.

Share on FacebookShare on Google+Pin on PinterestTweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Потом как-то одновременно исчезли продукты, которых и так было негусто и неразнообразно, исчезли деньги, и к тому же оказалось, что сперва Сталин, а потом и даже сам Ленин были не такими хорошими, как нам всю жизнь рассказывали. С каждым днем появлялось все больше сокрушительных новостей, которые полностью опровергали все вчерашние догмы, а мы вошли в новый этап взросления, и поэтому к уже уметому, научились еще великой массе всяких вещей. Самой важной из них, наверное, был навык перестать принимать на веру все сказанное без критического осмысления, научиться его сопоставлять со слышанным ранее, осваивать первые базовые навыки информационной безопасности личности.

 

Ну и по мелочи, мы научились жить практически без продуктов питания и освоили миллион супов, вторых блюд, салатов и десертов из того, что удалось добыть. Я до сих пор бережно храню напечатанные на скверной бумаге «Сто блюд из картофеля на каждый день» и рецепты вроде торта «Киевский» из фасоли, умею двадцатью восьмью способами приготовить котлеты без мяса, печь без яиц и масла, а из плавленого сырка могу сделать вообще все что угодно.

 

Продукты мы научились выращивать, производить и заготавливать сами, а потому где-то там же пришли навыки сажать, полоть, окучивать и собирать, крутить десятки банок консервации, варить варенье и тушенку. А еще делать майонез, творог и сыр, печь хлеб и многое другое. А еще были перебои с бензином, так что пришлось жить еще и без него или ухитряясь всякими правдами и неправдами его добывать. А еще мы умеем размачивать засохшие тушь и лак, краситься спичкой, если заканчивается помада, и многое другое.

 

Потом пошли революции, войны и локальные конфликты в разных странах, полилась кровь, в очередной раз оказалось, что все не так, как мы считали, и от страны до самых до окраин мы живем в большой тюрьме народов, и нам немедленно нужно осознать свою национальную идентичность, угнетаемую веками, заново переучить всю историю еще несколько раз, одномоментно перейти в учебе и работе на другой язык и снова перестроить систему ценностей. При этом стало очень страшно жить, заходить в подъезды и лифты, ходить вечером темными улицами – и мы научились оценивать по лицу человека степень его опасности, пользоваться баллончиками, ждать подходящих прохожих для компании, двигаться короткими перебежками и залегать на землю, если начинается стрельба.

 

Потом деньги появились, но не у всех и не очень убедительные, и это нам дало могучие экономические навыки и привычки инвестировать всю имеющуюся в начале месяца наличность в гречку и туалетную бумагу, потому что в конце месяца она будет стоить в два раза меньше гречки, чем в начале. Мы усвоили, что брать в долг в национальной валюте можно и нужно, а давать – ни в коем случае нельзя, что от финансовых пирамид надо держаться подальше, если только это не ты ее создал. Освоили все виды бартеров, оплату парикмахерских услуг рыбными консервами и сложные обмены партий шариковых ручек на натуральный кофе через пластмассовые тазы и алюминиевый профиль. Разбирались во всех типах купонов, карбованцев и других имеющихся на тот момент валют. И как только мы приспособились, нам выключили свет.

 

Веерные выключения, два-три раза в день по два часа. Нам не привыкать, мы научились делать светильники из подсолнечного масла, картофеля и марли, готовить еду в тех промежутках, когда свет есть, и укутывать ее в подушки и одеяла, носить дома верхнюю одежду и читать всей семьей вслух при свете фонарика вечерами. Нам, правда, дополнительно выключили еще воду, и пришлось стоять за ней в очередях, стирать и мыться холодной водой в местных городских водоемах и фонтанах и обходиться пятью литрами, чтобы приготовить еду, помыть ребенка, посуду и полы.

 

Потом пошло бурное развитие техники, и нам пришлось в короткие сроки освоить пейджеры, мобильные телефоны, компьютеры и интернет от модема, ббс и фидо до появляющихся пачками мессенджеров, а также роботов-пылесосов, 3D-тостеры и прочие виртуальные унитазы.

 

И вот когда я в очередной раз сказала себе, что ну теперь видела уже все, у нас началась война. Я оставлю без комментариев, чему нас заставила научиться, потому что виды боевой техники и снаряжения и принципы волонтерских организаций, умение продумывать и собирать тревожный чемоданчик, дальнейшая отработка навыков работы с информацией и пропагандой и многие другие вещи – это все-таки мелочи по сравнению с тем, чему пришлось научиться некоторым другим людям в нашей стране.

 

И вот когда мы уже привыкли с этим жить и я в очередной раз решила, что ну теперь я точно видела уже все, у нас случилась эпидемия.